medinskiy_vr (medinskiy_vr) wrote,
medinskiy_vr
medinskiy_vr

Categories:

Из докторской диссертации В.Р. Мединского


По многочисленным просьбам Владимир Мединский публикует раздел из своей докторской диссертации «ПРОБЛЕМЫ ОБЪЕКТИВНОСТИ В ОСВЕЩЕНИИ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XV-XVII вв.»

Размещение научной работы в столь мало подходящем для нее месте, как ЖЖ, налагает ряд ограничений.  Даже одну главу пришлось разбить на шесть частей. Убрано около двух с половиной сотен сносок на источники.

И конечно, от диссертации не приходится ждать той же увлекательности, что от «Мифов о России» Мединского, которые когда-то стали отправной точкой для этой работы. Правда, период выбран самый интересный - царствование Ивана Грозного…


РАЗДЕЛ IV. РОССИЯ ПЕРИОДА ЦАРСТВОВАНИЯ ИВАНА ГРОЗНОГО В ОЦЕНКАХ СОВРЕМЕННИКОВ

В разделе анализируются свидетельства английских моряков и дипломатов, немецких посланников о посещении ими Московии.
В середине XVI века новым дипломатическим партнером Русского государства становится Англия. Связи между странами установились сравнительно поздно из-за удаленности их друг от друга и отсутствия безопасного морского пути между ними. Воды Балтийского моря в XVI веке контролировались Данией и Швецией, поэтому корабли других государств не могли безопасно плавать по нему. К тому же на пути Англии в Балтику находилась враждебная ей Голландия.
В начале XVI века английские купцы оказались в тяжелом положении. Удар по их торговле нанесло открытие португальцами морского пути в Индию вокруг Африки. В итоге португальцы стали монополистами по торговле восточными пряностями на европейских рынках. Кроме того, вывоз испанцами из Америки большого количества серебра привел к «революции цен». Традиционный английский товар – сукно, стал стоить в Европе дешево.
Чтобы не разориться, английским торговцам следовало срочно искать новые рынки сбыта для своих товаров и новые пути в восточные страны. Уже с 20-х годов XVI века в сферу их внимания попало Русское государство. Исследователи предполагают, что из сочинения Павла Йовия, написанного со слов русского посланца Дмитрия Герасимова, англичане узнали о возможности попасть в Индию и Иран через территорию Московии. От шведов им стало известно о существовании морского пути в эту страну по северным морям. В результате в 1527 году возник англо-шведский проект по поиску пути в Индию через территорию Русского государства. Но по нескольким причинам он не был реализован.
В 1548 году в Лондоне было создано «Общество купцов, искателей открытия стран, земель, островов, государств и владений неизвестных и доселе не посещаемых морским путем». Когда его уставной капитал достиг 6 тысяч фунтов стерлингов, было решено отправить три корабля через северные моря к далекой Московии.
Некоторые исследователи почему-то считают, что англичане намеривались попасть в Китай. Но вряд ли это могло быть на самом деле, поскольку никаких сведений о такой возможности у них не было. Напротив, и от шведов, и из «Записок» С. Герберштейна, вышедших в свет в 1549 году, было известно о существовании северного морского пути в Московию.
В мае 1553 года три английских корабля под началом Хью Уиллоуби отправились к намеченной цели. Из 116 человек, находившихся на них, 11 были торговыми людьми. Однако двум кораблям не повезло. Они затерялись в Белом море и были вынуждены остаться во льдах на зимовку. Во время нее все участники экспедиции умерли от голода и холода. Позднее местные поморы обнаружили эти корабли.
Только корабль под названием «Эдуард - Благое предприятие» под командованием главного кормчего Ричарда Ченслора с экипажем из 28 человек вошел в августе 1553 года в устье Северной Двины и бросил якорь у монастыря Святого Николая. В Двинской летописи это событие зафиксировано под 24 августа.
С этого времени контакты между Англией и Русским государством были налажены и стали достаточно регулярными.
Ричард Ченслор, как известно, вскоре получил приглашение в Москву. Царь Иван IV радушно встретил его, одарил всевозможными подарками и весной 1554 года с грамотой к королю Эдуарду VI отпустил на родину. В этом документе писалось о том, что английские купцы получают право свободной торговли на всей территории Русского государства.
Хотя на обратном пути Ченслор был ограблен голландцами, в целом его путешествие было расценено в Англии как очень успешное. В качестве отчета он написал сочинение о Русском государстве, которое назвал «Книга о великом и могущественном царе Русском и великом князе Московском». Из заголовка можно было сразу сделать вывод о том, что его содержание исключительно хвалебное по отношению к описанной стране. Правда, свой труд он не успел закончить. Позднее он был дополнен Климентом Адамсом, который являлся образованным человеком и преподавал в университете. С его помощью «Книга» была написана на латыни.
Сменившая короля Эдуарда королева Мария дала разрешение на создание в феврале 1555 года «Московской торговой компании». В ее состав вошли 6 лордов, 22 представителя высшей знати и 29 менее знатных дворян. В правлении были 1 или 2 губернатора, 4 консула и 24 ассистента, которые избирались на год или чуть больше.
Все это свидетельствовало о большой заинтересованности и английского правительства, и местной знати в контактах с Русским государством.
Ричард Ченслор вскоре отправился во второе путешествие в Россию, но на обратном пути погиб. В ноябре 1556 года его корабль разбился у берегов Шотландии. В 1557 году его сменил Антоний Дженкинсон, который не ограничился посещением Москвы, а стал искать пути в восточные страны. В итоге он четыре раза посетил Русское государство и смог добраться и до Бухары, и до Персии. Все свои поездки он описал в отдельных произведениях. Кроме того, особое сочинение создал и его переводчик Р. Бест.
Английский матрос Уилльям Бэрроу составил карту побережья Баренцева моря. Его родственник Стивен Бэрроу в 1556 году доплыл до Новой Земли и сделал описание Баренцева моря и окружающих его земель.
Заметки о России написали и некоторые английские послы. Например, Т. Рэндольф, ездивший в Москву в 1568 году по поручению королевы Елизаветы, и Дж. Баус, обсуждавший в 1583-1584 годах с Иваном Грозным возможность заключения военного союза против Польши и Швеции и вопрос о его женитьбе на родственнице английской королевы.
В 1589 году издатель Гаклюйт собрал все эти сочинения и опубликовал в сборнике «Коллекция ранних путешествий». Он вышел в свет в Лондоне. В XIX веке этот сборник несколько раз переиздавался «Гаклюйтовским обществом».
На русский язык сочинения англичан из этого сборника были впервые переведены и опубликованы С.М. Середониным. Позднее Ю.В. Готье сделал новый перевод. Эти тексты и используется в настоящей работе.
История взаимоотношений Англии и Росси в XVI веке привлекала многих исследователей. В своих трудах они рассматривали различные аспекты этой темы.
Первым по времени написания является сочинение Ричарда Ченслора. Открыв путь в Русское государство, он естественно, должен был представить эту страну в самом положительном виде. Первые фразы его произведения, казалось бы, это подтверждают: «Россия изобилует землей и людьми и очень богата теми товарами, которые в ней имеются». Далее автор перечислил эти товары: превосходная рыба, ворвань, пушнина, рыбий зуб (клыки моржей), лен, конопля, воск, мед, кожи, сало, зерно.
Не ограничиваясь простым перечнем, Ченслор подробно указал, в каких русских городах наиболее выгодно можно купить эти товары. При этом он назвал даже такие города, в которых сам не бывал. Значит, находясь в Москве, он собирал дополнительные сведения, которые могли бы заинтересовать английских купцов.
Описал англичанин и населенные пункты, которые видел во время поездки в Москву из Холмогор. При этом в каждом он отметил только положительные моменты. Например, большое количество населения в деревнях от Ярославля до Москвы, обширные поля вокруг, засеянные зерновыми, активное движение на дорогах.
Совершенно очевидно, что данные сведения были уникальными, поскольку в русских источниках этого времени нет данных о плотности заселения местности между Ярославлем и Ростовым и движении на дорогах. Исследователи имеют данные лишь о землевладельцах, но их поля могли и не обрабатываться.
Москва, в целом, понравилась Ченслору. Он даже указал, что по площади она больше Лондона с предместьями. Но при этом заметил, что дома возведены хаотично и очень пожароопасные, поскольку деревянные. Оценил он и красоту каменного Кремля, хотя и подчеркнул, что иностранцам запрещено его осматривать. К тому же, по его мнению, в Англии замки были лучше. Видимо, поэтому не понравился ему и царский дворец – с низкими потолками и без роскоши.
Следует отметить, что, хотя Ченслор и не испытал особого восторга от Кремля и построек в нем, сравнивая их с аналогичными крепостями и зданиями в Лондоне, но никакой особой критики в его сочинении нет. Например, он указал, что крепостные сооружения хорошо вооружены всевозможной артиллерией, а 9 кремлевских храмов просто превосходны. Все это говорит о том, что английский моряк стремился быть объективным. В это время в Кремле, действительно, все храмы были каменными.
Особенно интересен описанный Ченслором прием и пир у Ивана IV. Англичанина поразили роскошные одежды приближенных царя и его самого, а также обилие золотой посуды, на которой подавались блюда во время обеда всем гостям, которых было не менее 200 человек. При этом он ничего не написал о качестве блюд, которые многим иностранцам не нравились, и отсутствии столовых приборов. Это говорит о том, что Ченслор стремился лишь к тому, чтобы рассказать о баснословном богатстве русского государя. Важно для него было и то, что сам он был принят с большим почетом в царском дворце. На родине это являлось свидетельством важности его миссии в Россию.
Описание Ченслором приема в царском дворце часто используется в трудах историков, поскольку в каких-либо документальных источниках таких данных для середины XVI века нет. Известный исследователь домашнего быта русских царей И. Забелин отметил, что подробные описания пиров во дворце относятся только к XVII веку. Первая роспись царским кушаньям датируется 1610-1613 годами. Она, по мнению Забелина, была составлена для королевича Владислава.
Правда, Ченслор заметил, что пышность и богатство одежды царя и его придворных были часто показными. Их цель заключалась в том, чтобы произвести впечатление на иностранцев во время официальных приемов, загородных прогулок (Ченслора особенно поразило чрезмерно богатое украшение парчой, бархатом и драгоценными камнями царского шатра) и посольств в иностранные державы. В обычной жизни, по его мнению, «весь их обиход в лучшем случае был посредственным».
Несмотря на это ироничное замечание, Ченслор был вынужден признать, что русский царь являлся повелителем над многими странами, «и его могущество изумительно велико». Это выражалось в том, что русское войско достигало 300 тысяч человек, все воины были конными и состояли из дворян, имевших хорошее вооружение и роскошную одежду.
Вполне вероятно, что эти сведения англичанин узнал от русских людей. К тому же он мог наблюдать отправку под Астрахань трех полков ранней весной 1554 года.
Исследователи, правда, считают, что численность войска в сочинении Ченслора сильно преувеличена. Оно было чуть больше 100 тыс. человек, поскольку состояло из пяти полков, каждый из которых не превышал 20 тыс. воинов.
Хотя у Ченслора не было возможности узнать, как ведут себя в бою русские воины, он написал, что «они с криком бегают кругом и почти никогда не дают сражений своим врагам, но действуют только украдкой». В русских источниках иные данные, поэтому информация англичанина представляется выдумкой. На это указывает хотя бы тот факт, что конные воины, из которых состояло русское войско, никак не могли бегать, им полагалось скакать.
Недостоверным выглядит и рассказ Ченслора о суровом образе жизни русских солдат. Согласно его сочинению, они зимой ночевали на снегу у костра, прикрываясь только куском войлока. Питались же одной водой с овсяной мукой. Однако из сообщения самого моряка следовало, что в русском войске не было простых солдат, оно состояло из дворян. К тому же царь не вел длительных войн в зимнее время.
Характерно, что эта малодостоверная информация получила среди европейцев широкое распространение и использовалась потом в сочинениях других авторов, например, Флетчера.
По мнению англичанина, русское войско вообще не было обучено тактике и стратегии ведения боя. Однако из русских источников известно, что Иван IV очень интересовался сочинениями о военных походах Александра Македонского, римских императоров. У него на службе состояли иностранные специалисты, которые помогли ему провести военные реформы. Об этом сообщали русские источники и сами англичане, например, Дженкинсон. Исследователи выяснили, что в ходе военных реформ 1550-1556 годов Иван IV смог создать мощное и хорошо обученное войско, не уступающее по своим качествам и численности лучшим европейским армиям того времени.
Не разобравшись в том, как русское войско вело военные действия и побеждало (незадолго до прибытия Ченслора в Москву в 1552 году была с триумфом взята Казань и присоединено Казанское ханство), англичанин со свойственным европейцам снобизмом написал: «Что могло бы выйти из этих людей, если бы они упражнялись и были обучены строю и искусству цивилизованных войн? Если бы в землях русского государя нашлись люди, которые растолковали бы ему то, что сказано выше…».
Данные высказывания Ченслора свидетельствуют о том, что русских людей он желал представить в глазах английских читателей далекими от цивилизации варварами, хотя и выносливыми и неприхотливыми. По его утверждению, они даже были похожи на молодых коней, не осознающих своей силы и позволяющих малым детям управлять собой. Этим он намекал на то, что его соотечественники имели возможность направить русских людей в нужное для себя русло и извлечь из этого максимальную выгоду.
В целом же, Ченслор плохо разобрался в различных аспектах жизни в Русском государстве. Например, он совсем не понял, как царь платил своим подданным за службу, считая, что русская знать служила бесплатно. Жалование же, по его мнению, небольшое, получали только иностранцы. При этом русские дворяне якобы совсем не имели собственности, в отличие от англичан.
На самом деле, для дворян платой за службу являлись поместья, которые, действительно, являлись временным земельным владением. При этом у многих представителей высшей знати имелись наследственные владения – вотчины. Они оставались в их собственности и при уходе со службы. К тому же за успешную и многолетнюю службу государь мог пожаловать дворянину поместье в вотчину.
Можно заметить, что многие данные о русском войске и о том, что русские дворяне служат без жалования и очень неприхотливы в быту, в сочинении Ченслора аналогичны тому, что писал об этом Герберштейн. Поэтому напрашивается предположение, что эта информация была заимствована из «Записок о Московии» австрийца. Но вряд ли это сделал сам автор «Книги о великом и могущественном…». Известно, что вскоре после возвращения на родину Ченслор вновь отправился в Россию. За короткий срок он не мог составить обстоятельное сочинение о своем первом путешествии. Завершить его позднее он не мог, поскольку на обратном пути погиб. Все эти заимствованные дополнения, вероятнее всего, были вставлены в первоначальный текст Климентом Адамсом.
Сначала считалось, что Адамс был спутником Ченслора. Но потом А.И. Плигузов выяснил, что этот человек никогда не был в России. Он родился около 1519 года в Букингтоне и умер в 1587 году в Гринвиче. В 1536 году закончил колледж в Кэмбридже и с 1539 года стал его преподавателем. В 1554 году к Адамсу обратился Р. Эден и попросил описать путешествие Ричарда Ченслора. Тот отправился в Лондон к ставшему знаменитым мореплавателю и после нескольких бесед с ним составил на латыни сочинение «Новые английские путешествия в Московию». В 1555 году Эден включил его в сборник с другими аналогичными произведениями и опубликовал.
Вполне вероятно, что именно Адамсу пришлось завершать недописанное сочинение Ченслора. Всю недостающую информацию он, очевидно, взял из сочинений других путешественников в Московию. Этим и объясняется сходство между «Записками» Герберштейна и «Книгой» в целом ряде сюжетов, например, в разделе о правосудии. В обоих произведениях отмечено, в Русском государстве преступников редко казнили даже за тяжкие преступления. Судьи старались провести расследование, вызывали свидетелей. Если дело было спорным, то его решали с помощью поединка.
Значительное сходство между сочинениями Герберштейна и Ченслора обнаруживается и в повествовании о крайней бедности многих русских людей. Австриец для доказательства своей правдивости писал о том, что те поднимали брошенные его слугами корки и очистки от дынь, лука и чеснока. Как уже отмечалось, при обилии дешевого продовольствия русским людям не нужно было этого делать.
Ченслор, подражая Герберштейну, сообщил, что бедняки ели тухлую рыбу и селедочный рассол. В данном случае англичанин, как и другие иностранцы, неправильно истолковал обычай северных народов питаться слегка протухшей рыбой.
К числу заимствованных следует отнести и сведения англичанина о том, что русские люди по природе своей были склонны к обману. Сдерживали их от этого только сильные побои. Об этом аналогично, без всяких примеров и доказательств писал и Герберштейн. Поэтому вряд ли есть основания доверять этой информации.
Кроме заимствованных малодостоверных фактов, в «Книге о великом и могущественном..» можно обнаружить и ложные сведения. К их числу относится рассказ, якобы услышанный от одного русского человека о том, что он любит жить в тюрьме, поскольку там можно получать пищу и одежду, не работая.
На самом деле в XVI веке подобных тюрем в Русском государстве вообще не существовало. Заключенных могли поместить под стражу в каком-нибудь помещении при приказе или заставить должностное лицо охранять его в собственном доме. При этом обвиненный обязан был питаться и одеваться за свой счет. Если у него не было родственников и друзей, то он мог умереть с голоду. За счет казны очень скудно содержались только государственные преступники, большую часть которых, как правило, отправляли в отдаленные монастыри или города под надзор приставов или местных воевод. Обо всем этом можно узнать из следственных дел того времени. Одним из наиболее громких было дело Романовых. Из него можно узнать, что Ф.Н. Романова и его жену постригли в монахи, их детей с родственницами отправили в заключение на Белоозеро под надзор приставов. При этом царь должен был лично распоряжаться о том, чтобы им выделили средства на одежду и питание. Позднее их перевели в их собственную вотчину. Михаила сослали в Сибирь, где для него была вырыта земляная тюрьма. В ней он погиб от голода и холода. Из Следственного дела Федора Андронова можно выяснить, что хотя этот человек считался государственным преступником и обвинялся в краже царской казны, он содержался на дворе частного лица. При этом родственники обязаны были заботиться об его пропитании.

1 2 3 4 5 6

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments