medinskiy_vr (medinskiy_vr) wrote,
medinskiy_vr
medinskiy_vr

Стенограмма заседания Общественного совета при Минкультуры России 18 февраля 2015 года

Оригинал взят у minkultury_rf в Стенограмма заседания Общественного совета при Минкультуры России 18 февраля 2015 года

ИВЛИЕВ Г.П., Статс-секретарь — заместитель Министра

Коллеги, добрый день! Извините, что задержали начало Общественного совета. Владимир Ростиславович сейчас придет и поприветствует нас на этом заседании. Он поручил мне открыть заседание с тем, чтобы мы смогли провести обсуждение очень важного и значительного для всей системы защиты авторских прав вопроса.

Как вы знаете, и в прошлом году, и в позапрошлом году Министерство культуры выступало с инициативой разработки антипиратских законов. И если в позапрошлом году наша инициатива антипиратская была внесена с проект, которым защищалось только кино в облегченном порядке, то инициатива прошлого года трансформировалась в принятие еще одного антипиратского закона, которым защищаются все объекты интеллектуальной деятельности в этом упрощенном судебном порядке. И закон этот вступит в силу с первого мая этого года. Мы надеемся, что законопроект даст новые рычаги для борьбы с пиратством в интернете, и вообще во всей нашей системе.

Но, несмотря на то, что закон, который вступает с первого мая, предусматривает досудебные урегулирования взаимоотношения интернет посредника и правообладателя, эта норма проведена, но она сделана только как регулятивная. К ней не было установлено механизма ответственности. Министерство культуры предлагало установить жесткую ответственность за не соблюдение этого досудебного порядка урегулирования в спорах о легальности размещения того или иного произведения в интернете. Этот вопрос остался на будущее. Но в целом наиболее острый вопрос, который родился уже после того, как закон был в Думе принят в этой редакции, очевидно, как реализация на не урегулированность этого вопроса, мы по-прежнему считаем, что с борьбе с пиратством мы сделали еще не все возможное и будем продолжать эту работу.

И как знаковый сигнал в этой сфере появилась инициатива деятелей культуры, которые обратились к Президенту продолжить меры по борьбе с пиратством, чтобы эту проблему решить. И как поняли, речь уже идет о так называемой глобальной лицензии. Это было поручение Президента и Правительства проработать этот вопрос. И этот вопрос, естественно, прорабатывался Министерством культуры. И мы именно по этой проблеме хотели бы вам доложить и посоветоваться, учитывая, что вопрос в общественной жизни приобрел очень резкое звучание. Мы измеряли общественное мнение в различных плоскостях. И мы полагаем, что должны профессионально доложить о том, какие предложение все-таки в итоге имеются, как они оформлены, как они сделаны, обсудить их, и затем принять решение в отношении этой инициативы.

Мы по предложениям, которые к нам поступили от деятелей культуры, разработали проект изменений в наше законодательство, который этим предложением о введении глобальной лицензии придает законодательную форму. Мы предварительно этот проект разослали в ряд министерств и ведомств, к чьей компетенции это относится, и получили от них их позицию. Позиция отрицательная, но это не означает, что мы закончили работу над этой темой. От нас ждут обстоятельного доклада с нашей позицией и с вашим мнением. И именно поэтому мы думаем, что целесообразно обсудить это на Общественном совете, и выйти уже в более широкое обсуждение.

Мы ту законодательную процедуру, которая сейчас предусмотрена, еще не начали. Следующий этап это представление на сайте, на котором проводится масштабное обсуждение в масштабе всей страны. Поэтому нам необходимо также посоветоваться о ходе дальнейшего общественного обсуждения этот вопроса. Мы предлагаем вне зависимости от того, какое мнение здесь будет преобладать, такое общественное обсуждение с заключением уже всей общественности, провести.

Суть проекта достаточно понятна и проста. Мы видим, что от пользования пиратским контентом правообладатели теряют значительную часть своих доходов. Это касается всех: и книжной деятельности, и кино, и музыки. Мы видим, как все сложно обстоит.

Предложение достаточно радикальное. Оно соответствует тому, что происходит у нас в обществе. Деятельность организаций по коллективному управлению правами, которая сейчас налажена, это деятельность, которая позволяет уже миллиарды рублей возвращать авторам от тех пользователей, которые это делают без их согласия. Свободное использование очень важно. При этом, конечно, мы должны смотреть на предлагаемое регулирование с точки зрения и авторов, и граждан, и интернет сообщества. Позиций здесь несколько. Они разные. Но этой теме придают такую резкость и остроту, как будто она появилась вот с этим письмом. Это не так. Ко мне в Министерство культуры уже дважды обращались крупнейшие интернет компании с подобным аналогичным предложением. При этом это предложение прорабатывалось на уровне правительства. Поэтому для нас это предложение не является новым. Но, очевидно, оно сейчас уже сформулировано настолько актуально, актуализировано и своевременно, что может быть реально оформлено в виде законопроекта. Могу сказать, что да, это уже не просто проект, предложенный группой деятелями культуры. Это проект, который проработан специалистами Министерства культуры в качестве самостоятельного законопроекта. И его рассмотрение и его принятие может привести к коренному изменению всей ситуации в интернете.

Это как бы мое вступительное слово. Я специально не формулирую позицию. Мы предложим сейчас высказаться инициаторам. Предложим высказаться членам Общественного совета. Мы пригласили специально Министерство связи, которое выскажет свою позицию. И чтобы обсуждение было ясным и понятным.

Я единственно, что прошу – говорить профессионально, без лишних эмоций, а то у нас бывает зашкаливание температуры обсуждений. Давайте в Министерстве культуры обсуждать это по существу, профессионально, чтобы говорить по сути вопроса, а не по личностям.

Слово Пожигайло Павлу Анатольевичу.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

У нас записалось 30 выступающих, а хотели за час закончить. Я постараюсь все-таки объяснить, о чем идет речь, поскольку, когда сам был статс-секретарем, разрабатывал закон по авторским правам. Главная задача в законодательстве об авторских правах, чтобы деньги, которые эти общества собирают у населения, шли на мотивацию творчества, чтобы творческие люди по всей стране получали эти деньги и могли соответственно творить дальше.

Что сейчас предлагается? Предлагается за любое подключение к интернету человеку платить 25 рублей. Деньги идут соответственно на счет этих обществ управления правами, и ежемесячно 25 рублей человек платит, если он пользуется интернетом, независимо от того, скачивает он там что-то или не скачивает. 25 рублей с человека это примерно пол- миллиарда рублей в год будут собираться. И вопрос первый: чем мотивируются 25 рублей? Почему не пять, не десять? Ответа на этот вопрос нет.

Второе. Было бы хорошо, если бы общество, которое разработало этот закон, поделилось информацией, какой процент тратится на собственные нужды. Потому что законодательство позволяет в уставе предусмотреть некий процент от сбора этих средств на собственные нужды, и по нашей информации это 30%.

Возникает вопрос: куда тратятся эти деньги? Если эта информация не корректна, хотелось бы, чтобы в выступлениях инициаторы нам дали эту информацию. И, конечно, главный вопрос – как распределяются деньги. И было бы правильно, если бы, принимая такие серьезные решения, и еще раз повторяю, что вся страна начинает платить. А недавно при принятии такого же закона в Венгрии были митинги по всей стране и социальные волнения. И, конечно, ответственность в данном случае большая. Вот, например, люди пенсионного возраста, которые подключились к интернету, медицинское обеспечение получают, коммунальные платежи и так далее, они не скачивают ничего, но они тоже будут платить 25 рублей. И в этом смысле вопрос, конечно, наверняка возникнет.

Из всего, что я говорю, вытекает, во первых, открытость в распределении средств. А мы видим, что это миллионы людей, которые так или иначе имеют отношение к обществу, каждый из которых что-то получает. И имеет тогда смысл в интернете хотя бы открыть эти списки, чтобы было видно, сколько средств собрано, как они потрачены и кто эти люди, которые эти деньги получили. В настоящий момент такой информации нет.

Было бы правильно, если мы рассматриваем такой серьезный вопрос на Общественном совете, чтобы члены Совета были в курсе всех этих цифр, чтобы цифры были аргументированы, чтобы была информация, и чтобы можно было принять это серьезное решение.

Это основные вопросы, которые вокруг этого обсуждаются. И просьба к тем, кто этот законопроект разрабатывал, ответить, может быть, в чем-то я не прав, и тогда с теми, кто будет выступать, мы подискутируем. Спасибо.

ВЕРЕЩАГИН Л.Э.

Коллеги, я просто реплику. Хочу сказать, что мы в своих вопросах, которые сейчас поднимаем, на самом деле я бы предложил разделить две вещи. Первое – принципиальная значимость подобного закона о глобальной лицензии для правообладателей, для пользователей интернета, для самих участников интернет процесса, вот значимость – нужно это или не нужно. А второе уже – каким образом мы это достигнем. Потому что, например, вопрос, который предлагается обсуждать, безусловно, важный, и я про вторую часть – что делать тем, кто не скачивает. Ну а что делать тем, кто, покупая мобильный телефон, платит абонентскую плату, а интернетом не пользуется. Им кажется, что интернет у нас бесплатный. А интернет у нас вовсе не бесплатный, просто мобильные операторы зашивают в абонентскую плату стоимость интернет услуг. И мы это не разделяем в данном случае. Сколько будет тратиться на нужды организации какой-то, которая, допустим, выигрывает тендер. Важнейший вопрос. А еще вопрос о том, насколько прозрачно будет само распределение, и каким образом это распределение будет осуществляться. Это вопрос технический, но тоже важнейший. И первичной, с моей точки зрения, является анализ ситуации, которая есть сегодня. А с точки зрения правообладателей в сфере кино, она сегодня такая, что мы тратим огромные деньги во время проката наших фильмов, чтобы определить, кто нелегально скачивает наш контент. Мы вводим в штат своих предприятий сотрудников, которые должны этим заниматься. Мы вводим в штат юристов, которые будут подавать соответствующие апелляции, и так далее, и так далее. Поэтому то, что предлагается сегодня, вот это надо обсуждать, с моей точки зрения. Это одним разом избавляет от всех проблем. Выигравшие правообладатели, которые получают справедливое вознаграждение за использование в сети своих произведений. В выигрыше оказываются сами интернет провайдеры, потому что им не надо будет больше не бороться, ни слушать возражения со стороны правообладателей, или со стороны недобросовестных конкурентов. В выигрыше оказывается государство, которое получает дополнительный налоговый поток. Вот с этой точки зрения нам принципиально нужно. Потому что да, закон принят, но он не работает так, как мы бы этого хотели. Поэтому мы тратим деньги. Мы на «Легенду 17» потратили примерно 30 тысяч долларов для того, чтобы каким-то образом сдержать нелегальное скачивание картины в интернете. Поэтому вот давайте определимся, нужно это или не нужно. С моей точки зрения безусловно нужно. И пусть нам расскажут, каким образом это достигается.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Каким образом в вашем обществе на собственные нужды заложено? В выигрыше это понятно, а в проигрыше народ и вся страна.

ДЕМЕНТЬЕВ А.Д.

Вопрос настолько серьезный. Вот я около 60 лет пользуюсь правами через РАО. И в свое время, когда не было сети интернет, было просто. А здесь в вопросе, который мы решаем, очень важен контроль. Вот один пример. Есть государство Израиль. Все, что там издается, все, что исполняется, это проходит мимо нас, мимо тех людей, которые являются правообладателями. Может быть, эта проблема там не самая главная. Самая главная это наша отечественная. И вот здесь контроль. И я считаю, что мы, правообладатели, создатели произведений мы многого не получаем, потому что идет этот плагиат, или не знаю, как его назвать. Идет пиратство, которое бьет по деятелям культуры. А наша национальная культура просто невозможна без достойной оплаты творческого труда, потому что творческий труд это и время, и нервы, и опыт, и так далее.

Я очень хочу, чтобы мы с вами обсудили со всех сторон эту проблему, и особенно остановились на контроле, как мы будем контролировать. Этот контроль не должен серьезно занимать интересы миллионов людей, которые не имеют отношения к самому творчеству, но, тем не менее, они участвуют в этом процессе.

(реплику из зала не расслышала)

Это требует всестороннего обсуждения со всех точек зрения. Здесь есть и отрицательное, и положительное, и надо будет учесть эти дела, потому что я поддерживаю позицию РАО, я поддерживаю глобальное лицензирование, которое поможет решить проблему. Но нам нужно и очень серьезно заняться контролем, чтобы никто не был обижен, и чтобы не было таких ситуаций, что кто-то получит плюс, а кто-то получит минус, не заслужив этого минуса.

Спасибо.

ИВЛИЕВ Г.П.

Спасибо. Кричевский Андрей Борисович – Генеральный директор Общероссийской общественной организации «Общество по коллективному управлению смежными правами «Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности».

КРИЧЕВСКИЙ А.Б.

Добрый день, уважаемые дамы и господа!

Прежде всего, позвольте поблагодарить Министерство культуры России и членов Общественного совета за возможность представить вашему вниманию Концепцию глобального лицензирования и привлечь внимание к вопросам защиты интеллектуальной собственности.

В начале ХХ1 столетия появления цифровых сетевых технологий породило простой и универсальный способ неограниченного копирования и распространения в цифровой форме фактически любых видов результатов интеллектуальной собственности.

ПОЖИГАЙЛО П.А.

Простите, здесь задали конкретные вопросы. Вы можете ответить на вопросы? Или будете рассказывать в целом об авторских правах?

КРИЧЕВСКИЙ А.Б.

Если позволите, я все-таки представлю концепцию и обязательно удовлетворю ваше любопытство.

Итак, для того, чтобы говорить, откуда появилась эта идея и почему она должна быть реализована, нужно говорить о том, в каких условиях мы сейчас находимся. Говоря о цифровой среде, необходимо зафиксировать тот факт, что существует возможность неограниченного копирования и распространения цифрового контента. Есть огромное количество фактов нелегального распространения этого контента. И да, у нас в стране были приняты законодательные меры антипиратского характера. Антипиратский закон пытались принять в разных странах, не только в Российской Федерации. Однако, несмотря на исключительную актуальность таких мер, следует признать, что они позволяют бороться лишь с конкретными фактами нарушения, а не решать проблему в целом.

Этот вопрос неоднократно становился предметом обсуждения на самом высоком уровне. Президент Российской Федерации В.В.Путин в ходе обсуждения последних антипиратских законодательных мер, отметил: « «Принятые в области защиты интеллектуальной собственности в сегменте кинематографии решения, как показал последний анализ, работают не столь эффективно, как планировалось. Достаточно на каком-то сайте неделю прокрутить фильм – и весь эффект от принятых законов сводится к нулю. Необходимо серьезно подумать о новых, дополнительных законодательных шагах».

К сожалению, подобная ситуация сложилась не только в сфере кинематографа, но также и в сфере музыки и книгоиздания. Вместо того, чтобы заниматься творческой деятельностью, авторы и иные правообладатели вынуждены обивать пороги судов и правоохранительных органов в тщетных попытках защитить свои права.

Из-за отсутствия единой структуры, куда владелец интернет-сайта мог бы обратиться и получить разрешение сразу на все, ему приходится получать тысячи, десятки тысяч разрешений от каждого правообладателя. Они сегодня порой вынуждены заниматься пиратством, даже если этого не хотят, потому что легальную лицензию получить на весь контент невозможно.

Кроме того, крупнейшие пиратские сайты зарабатывают на рекламе более четверти миллиарда долларов в год.          

Продолжение

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment